Вы не авторизованы, пожалуйста войдите в свой аккаунт!
Найти на сайте: параметры поиска

Дон Жуан - постановка спектакля

Автор
Опубликовано: 231 день назад (31 августа 2017)
0
Голосов: 0
«Дон Жуан» был написан Мольером явно с учетом театральной машинерии (совокупности театральных комплексов) своего времени. Шагающая статуя командора, клубы дыма. Разверзается земля, и исчезает, проваливается Дон Жуан.

В спектакле питерского театра им. Комиссаржевской вовсе нет статуи. Командор — маленький, довольно обыкновенный и тщедушный человек (народный артист России Георгий Корольчук). Дон Жуан — не блестящий герой, а смертельно опустошенный и усталый (актер Александр Баргман). Лучшая багетная мастерская в столице, позже мы о ней поговорим, стоит отметить - что лучших цен в данной нише трудно будет найти.

Во времена Мольера любили пышность. Театр в Версале — это тысячи зажженных свечей, напомаженные маркизы со множеством оборок, кружев, ленточек и таких сложных и разнообразных деталей туалета, которым и слова-то не найдешь в современном языке. Эти знатные молодые люди сидели прямо на сцене, конкурируя с актерами роскошью своих костюмов. Золоченое, надушенное версальское царство, длинные локоны париков и выбритые лужайки парка, шары и конусы подстриженных деревьев и кустов, волею садовника превратившихся в декорацию.

В постановке режиссера Александра Морфов в петербургском театре им. Комиссаржевской нет и намека на какое-либо великолепие и украшенность. Она кажется предельно простой. Нет дворца, нет берега моря, нет леса. Ни кладбища, ни деревни. «Сарай», — говорят иные зрители, сразу и бесповоротно определив для себя место действия. Пространство сцены и впрямь отграничено простыми дощатыми стенами. Но в определенной изысканности ритма этих досок, просветов между ними нет ничего от функционального и крепко сколоченного сооружения, которое можно было бы назвать сараем. Дорогие читатели, если вы еще багетную мастерскую в Москве, то переходите по ссылке выше, обычно подобного рода услуги стоят дорого, однако в данном месте можно рассчитывать на приятное удивление.

Цветная розетка витража вызывает в памяти старинные соборы. Но по всему порталу из-за дерева проглядывает кружево, как из-под рукава нарядного платья, а может быть, это рюш, которым украшают гроб из свежих струганных досок. Попытка зрителя точно определить место действия, сформулировать в одном слове «декорация — это...» ни к чему не приведет. Потому что сам художник и режиссер не конкретизируют. Они ставят пьесу «Дон Жуан» как притчу о вере и безверии, духовности и безнравственности. А время действия такой притчи — вечность. То есть замысел намного сложнее всех известных толкований. Простота среды на сцене кажущаяся. Она вся на тончайших нюансах, взаимоотношениях, ассоциациях. Как свободный рисунок, навеянный стихотворением, пластическая парафраза, но не буквальная иллюстрация.

Декорация — не фон, изображающий место действия. Нет жизненной атмосферы, радующей глаз яркостью и гармонией красок. Режиссер, кажется, всерьез решил просто не читать ремарок драматурга, не принимать их во внимание и никоим образом не комментировать. Он строит на сцене какой-то собственный мир, по своим законам, который, вовсе не обязательно сразу напомнит нам окружающее. Более подробно узнать о багетных мастерских вы сможете по ссылке http://ru-cafe.ru/bagetnaya-masterskaya.

Это не фон, на котором ведут свою роль актеры, а замкнутый мир. Актеры внутри него, мир, который определяет их настроения, чувства, становится пространством их жизни...
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Зарегистрироваться

Логин:

Будет использоваться при авторизации.
Только латинские буквы и цифры.
*

Никнейм:

Этим именем будут подписываться ваши сообщения. Русские и английские буквы и цифры. *

Пароль

*

Повторите пароль:

*

E-mail:

По-умолчанию не публикуется *

Защита от спама:

Введите число, изображенное на картинке
Введите код: