Вы не авторизованы, пожалуйста войдите в свой аккаунт!
Найти на сайте: параметры поиска

Спектакль Сталевары режиссера Олега Ефремова

Автор
Опубликовано: 49 дней назад ( 4 сентября 2017)
0
Голосов: 0
В центре сюжета спектакля «Сталевары» молодой рабочий Виктор Лагутин. Парень приходит на большой завод и впервые в жизни сталкивается с новыми порядками, которые идут в разрез с его представлениями о честном труде. Пытаясь противостоять бюрократизму и разгильдяйству на предприятии, Виктор вступает в открытую борьбу с начальством и коллегами.

Этот спектакль прогремел на весь Союз. Сегодня осталось немного людей, которые воочию наблюдали за игрой Е. Евстигнеева, Н. Гуляевой. Но остались фотографии и память об этой производственной драме. Дорогие читатели, если вы не знаете,
где купить кресло качалку, то рекомендую магазин Все Цены, среди преимуществ стоит отметить широкий ассортимент и приемлемые цены, более подробно здесь - https://vseceni.ua/ct/5203/?ff=4235.

Когда мы смотрим фотографии эпизодов спектакля «Сталевары» в Московском Художественном театре, возникает ощущение, что они сделаны в жизни, а не на сцене. Кто-то звонит по телефону, назначая свидание. Идет вечеринка на фоне тисненых обоев. Рабочие рядом с плакатами, сводками, диаграммами, привычными для всех, кто работает на производстве. Инженеры у пульта управления.

Открывался занавес, и на сцене мы видели цех металлургического завода. Убедиться в этом было нетрудно. В глубине гудят и рокочут печи. Работает смена, идет очередная плавка. Лопатами мерно кидают руду. Единственная «вольность» — не кидают настоящую руду, а лишь делают вид, орудуя пустыми лопатами. И в печах как бы бушует огонь, идет процесс. Зал захвачен зрелищем этого производства. Вырываются клубы дыма, пара, ездят вагонетки.

Потом мы очутимся в рабочем общежитии, на предполагаемом энном этаже. Нужен лифт. И он регулярно поднимается на наших глазах. В комнате должна быть кушетка, стол, как минимум стена. Рабочие принимают душ после смены. Настоящий, а не воображаемый. Они намыливаются и переговариваются под сильной струей воды...

В столовой должен быть кефир, в пивном ларьке пьют пиво и горячительные напитки. И герой борется с пьянством и разгильдяйством не как-нибудь символически, а садится в бульдозер на глазах у собравшихся у ларька людей, чтобы снести его. Все сделано по-настоящему, всерьез, как в жизни.

Что это — по-своему цельная и принципиальная декорация, исполненная очень опытным мастером, работавшим прежде в совершенно ином духе? «Погоня» за подлинностью кинематографа, уступка другому искусству? Такой подход не противоречит законам театрального действия. Вопрос в том, как он помогает жить спектаклю. И хотя художник здесь только констатирует, только создает копию реального и хорошо всем известного, роль его в спектакле очень велика. Более того. Неожиданный сам по себе принцип скорее связан не с вторжением на сцену кинематографической достоверности, а с попыткой непосредственно передать жизнь на сцене, ее облик и течение, как бы подчеркивая тем самым ее эстетическое значение уже само по себе. Без художественной обработки.

Интерьеры в спектакле возникают на фоне цеха фрагментарно. Конечно, оснащенность сцены техникой была одним из главных впечатлений от спектакля. Но, с другой стороны, такой показ натуры, возможно, и очень удачный ход для этой пьесы, актуальной по проблематике, но достаточно схематичной. Если Золя говорил, что людям из плоти и крови нужно реальное окружение, то здесь достоверность обстановки призвана не только восполнять схематичность драматургии, но и придать жизненную достоверность, убедительность персонажам.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Зарегистрироваться

Логин:

Будет использоваться при авторизации.
Только латинские буквы и цифры.
*

Никнейм:

Этим именем будут подписываться ваши сообщения. Русские и английские буквы и цифры. *

Пароль

*

Повторите пароль:

*

E-mail:

По-умолчанию не публикуется *

Защита от спама:

Введите число, изображенное на картинке
Введите код: